10:53 

Люди, которые играют в игры

Sdeyka
Обмануть себя порой еще сложнее, чем одурачить других.
Автор: Natsume, даже говорить не буду, что я
Бета: Aume-chan
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Первая часть: Скуалло и Занзас. Вторая часть: Ямамото и Гокудера. Третья часть: Мукуро и Хром. Четвертая часть: Цуна и дети. Пятая: Хибари и Дино. Шестая: я и мой старший брат.
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Философия, POV, Повседневность
Рзмер: Драббл, 6 страниц
Кол-во частей: 6

Описание:
Это цикл маленьких рассказов, повествующий, в какие игры играют Реборновцы. Будут представленны пять пар.
Первая: Скуалло и Занзас.Вторая: Гокудера и Ямамото. Третья: Мукуро и Хром. Четвертая: Цуна, Ламбо и И-Пин.
Пятая часть: Дино и Хибари.Плюс бонус)))
Публикация на других ресурсах:
Прошу, сначала спросить разрешения у меня.
Примечания автора:
Просто в какой-то момент поняла, что сама постоянно во что-то "играю".

Черное – белое. Все предельно однозначно. Наши принципы, законы, поступки, решения и гордость. Нет сомнений в правильности, нет желания что-то изменить, разрушить, уйти. Есть ирония, которую мы принимаем за истину. Мы знаем, чего от нас ждут, и чего ждем мы. Знаем, за чем следуем, и чего так жаждешь ты. Ты нам объяснил. И мы согласились с этим. Теперь наша жизнь четко разделена на черное и белое.
Моя пешка движется по доске, срубает твоего ферзя. Ты злишься, потому что я только что нарушил твою великолепную тактику. Стакан в твоей руке лопается, и виски стекает по порезан-ной ладони вниз вперемешку с кровью. Но тебе все равно! Ты увлечен игрой. Твое желание сей-час – сломить меня и на этом поприще.
Ведь только сейчас, только на этом поле битвы я не подчиняюсь тебе. Я имею свою собст-венную армию, свой собственный титул короля, который ты когда – то отобрал у меня в Варии. Тебе просто противна та мысль, что здесь я не являюсь твоим верным ферзем, самой сильной и преданной фигурой на твоем поле, оберегающей тебя, мой «слабый» король.
Твои разозленные глаза, горящие пламенем, кривая улыбка, больше похожая на звериный оскал, сжатые в кулаки ладони – я вижу, что ты не хочешь проиграть. Не мне. Ты вообще не лю-бишь проигрывать, но если победу вырву я, ты будешь просто растоптан. Быть побежденным тем, кто когда-то уничтожил ради тебя свою гордость свободного человека, принеся до невозможности глупую клятву.
Еще пара на удачу сделанных тобой непродуманных ходов. Ты растерялся, и это не может не радовать меня. Двигаю ладью, и твой ферзь повержен. Ты уже реально взбешен и рассредоточен, и это мне только на руку.
- Шах, - загоняю твоего короля в угол. Теперь тебе ничего не изменить. Король в клетке, созданной мной из коня, ладьи и слона. Даже если попытаешься сбежать, мат я тебе поставлю ферзем.
Ты откидываешься на спинку кресла и ногой задеваешь шахматную доску. Фигуры разлета-ются в стороны, падают на пол, закатываются в самые укромные уголки комнаты. Ты, усмехаясь, смотришь на меня.
- Враай! Всегда ты так, - обиженно отвечаю я, - Я практически победил, чертов босс!
- Не мели чепухи, мусор, - отвечаешь ты, - Ты не способен выиграть у меня, даже в эти чер-товы шахматы. Не забывай, кто твой истинный король.
- Забудешь тут, - встаю с кресла и потягиваюсь. Тело немного затекло. Взгляд падает на разбросанные фигуры.
Всегда так. Мы для него лишь фигуры на шахматной доске. Изумительные комбинации, виртуозные победы, огорченные соперники и детское нежелание принимать собственное поражение. Ведь сколько раз так было и будет, когда Занзас уничтожит шахматную доску вместе с усилиями своих подчиненных только ради того, чтоб не проиграть.
И почему мы согласились стать твоими безмолвными фигурами? Почему твои идиотские идеи мы принимаем и следуем им? Почему позволили тебе так с нами обращаться?
Я знаю ответ и не знаю одновременно. Когда-то я списывал все на твой гнев, который заставил меня, мальчишку, следовать за тобой. Но сейчас… Я хочу просто играть с тобой в шахматы и закончить хоть одну партию нормально. В качестве соперника – короля или помощника – защитника – ферзя. Просто доиграть, и пусть даже цена за это будет моя жизнь.
- Враай! В следующий раз я тебя сделаю, чертов босс, - смеюсь я, стараясь отогнать печаль-ные мысли.
- В следующий раз я еще раз переверну доску, мусор, - отвечает Занзас.

Это глупо. И зачем я только согласился на эту игру? Что может быть тупее, чем стоять в воротах в воняющей спортивной форме и ждать, пока в тебя прилетит футбольный мяч. Ведь это время лучше потратить с умом, прочитать интересную книгу, составить отчет, или, на худой конец, заставить Десятого взяться за ум.
А этот чертов мечник, стоит сейчас напротив меня и улыбается как последний идиот. Рад тому, что смог-таки меня доконать своим предложением поиграть. Хорошо, что он выбрал не свой обожаемый бейсбол. Спасибо ему и низкий поклон.
- Эй, бейсбол – голова, ты бить собираешься, или и дальше будешь позировать передо мной? – моей злости нет предела. Я бы с удовольствием прекратил эту игру, но чертов Ямамото подловил меня. Взял, падла, на слабо.
- Если пропустишь и этот мяч, то будешь помогать мне в ресторане пять дней, а-ха-ха, - смеется мечник и разбегается.
- Ага, сейчас! - я выставляю руки вперед. Этот мяч. Я его точно поймаю. На кону моя гор-дость – гордость Правой руки, гордость сильного мужчины. Эта сволочь и так об меня ноги вытерла, забив уже шесть мячей подряд. Не уступлю, ни за что не уступлю. Даже тебе, бейсбольный придурок!
Я должен ему доказать, что круче его. Что только я имею право быть главным помощником Десятого. Только я, а не эта улыбчивая идиотина!
Ямамото бьет со всей дури. Он всегда серьезно относиться к спорту. Наверное, это единст-венное, что он воспринимает всерьез. Все остальное для него – детские игры. Мяч летит прямо на меня. Вот он, мой шанс.
Я рванул вперед, в надежде эффектно перехватить мяч, но обо что-то споткнулся, и кубарем полетел на землю, лицом принимая мяч.
АААААААААААААА!!!!!!! БОЛЬНО! О Боже, мой нос!
- Гокудера! – мечник кидается ко мне, - Ты как? Покажи нос! Да не прижимай ты руку так сильно, мне не видно! Так, крови нет. Да не крутись ты! Я же не смогу тебе тогда помочь!
- Отвянь! – корчусь я, отбивая его руки.
Мечник хмуриться, встает и уходит. Ну и пусть! Мне все равно! Вот боль немного утихнет, и я тоже пойду. Черт! Больно!
Мне не нужна чужая помощь, я и сам могу справиться.
На глазах наворачиваются слезы. Как же обидно! До чертей больно и обидно. Так опозо-риться, на его глазах. Это он виноват! Точно, это он заставил меня играть в футбол.
- Вот! – что-то мокрое и холодное прижимается к моему носу. Я открываю глаза. Мечник сидел рядом со мной и прикладывал к моему носу платок, смоченный в чем-то холодном, - Я намочил его в фонтане. Тебе сейчас станет легче. Гокудера, прости меня! Я так сильно ударил, что заехал тебе по лицу. Я не хотел, честно, не хотел! Просто с тобой так весело играть, я увлекся и забыл об осторожности. Гокудера сильный и классный, он по-любому поймает мои подачи, думал я. Прости! Мы же все еще друзья? Ты не злишься на меня?
- Дурак, - несильно бью его по макушке, - Когда это я называл себя твоим другом.
С этого вечно счастливого лица резко пропадает улыбка, и мне становиться не по себе. Так нельзя. Чертов бейсболист должен улыбаться, иначе это не правильно. Иначе это не мой бейсболист.
- Я приду завтра в ресторан помогать, - уже на автомате потирая ушибленный нос высохшим платком. Мечник поднимает на меня удивленные глаза и на его лице загорается надежда,- В следующий раз играем в теннис!

Ку-фу-фу, как это мило! Разбросанные по комнате маленькие кружевные бантики, шелковые платьица, заколки, платочки - шарфики, конфетки в цветных обертках, леденцы в форме зверей, фарфоровые фигурки, мягкие игрушечные зайцы и медведи. И ты, среди всего это детского восторга, моя прекрасная кукла!
Ку-фу-фу, какое это упоительное чувство, когда я, слегка прикасаясь к тебе, способен заставить двигаться твои ручки и ножки. Открывать твои очаровательные сияющие глазки. Произносить мое имя. Произносить его своим тонким нежным голоском. Повтори же еще, моя кукла.
- Мукуро – сама…
О да! Мне это нравится. Нравится играть тобой, моя кукла. Нравится смотреть, как ты игра-ешь другими куклами. Ведь это твоя судьба – быть моим продолжением, быть моей свободой. Но ты кукла, и вряд ли ценишь оказанную тебе честь. Да и вряд ли ты вообще понимаешь, что она тебе оказана.
Мне нравится тебя наряжать, нравится укладывать твои волосы, нравится пить с тобой чай из маленьких миленьких кукольных чашечек, заедая его печеньем с начинкой из ананаса. Но больше всего мне нравятся твои слезы. Нравится швырять тебя на кровать в приступах гнева, вы-ворачивать тебе руки, причинять такую неимоверную боль, на которую я только способен.
А почему бы и нет? Ты ведь кукла. Всего лишь маленькая тупая послушная кукла.
Ку-фу-фу! На моем лице всегда эта усмешка. Я не понимаю, почему даже после такого об-ращения, ты все еще ждешь моего прихода? Зачем я тебе нужен? Злобный, несчастный, запертый в своем разрушенном мире…. Но ты всегда бежишь мне на встречу, всегда улыбаешься, смотришь в мои глаза и говоришь:
- Мукуро-сама!
И я просто не могу сопротивляться. Просто не могу остаться абсолютно холодным с тобой, как с остальными своими куклами.
Я знаю, ты позволяешь мне играть с тобой. Ведь в один прекрасный момент ты можешь разрушить иллюзию и из куклы стать настоящей девочкой. В тебе есть эта сила. И ты сама о ней знаешь.
Это грустно. Ведь если ты уйдешь, я останусь один. Совсем. В этом ледяном удушающем плену. Поэтому… Еще чуть-чуть. Я хочу поиграть с тобой. Позволь мне это.
Ты улыбаешься.
И я улыбаюсь.
Я приду поиграть еще, Хром.

Солнечное утро, приятный ветерок, вкусный завтрак, отвоеванный у Реборна, ничего не предвещает опасности. Я сижу на веранде собственного дома и наблюдаю, как зверьки – облака проплывают над нашей крышей. Это, правда, замечательно, когда выдается такая минутка. Когда тебе не объявляют войну чужие кланы. Когда никто не норовит тебя убить и занять место Десятого. Или когда у Реборна кончается режим тирана - воспитателя и он просто делиться со мной накопленным за долгие годы жизни опытом.
Набрать полные легкие воздуха и…
- Черт, Ламбо! – маленький паразит залез мне на плечи и со всей дури вцепился в мои волосы, принялся их тянуть.
- А-ха-ха! Цуна, теперь ты лошадка! - смеется малыш, пытаясь пришпорить меня своими маленькими ножками почему-то по щекам.
- Слезь с меня! – воплю я, пытаясь снять с себя ребенка. Но не тут – то было! Ламбо так крепко вцепился в меня, что я больше боли доставлял себе, чем ему.
- Цуна, поскакали! – верещал он, - За мной гонится враг!
- Враг? – тело реагирует моментально, принимая боевую стойку.
- На меня напала злобная принцесса И-пин! – и словно в подтверждение меня кто-то не-сильно пинает в ногу. Опускаю глаза и расслабляюсь. И – пин.
- Прошу выдать его мне, - пищит она, указывая на волосатого, - Брокколи – монстр, ты не должен был простить помощи у братика!
- А-ха-ха! Еще чего! – смеется мальчик, сильнее раскачиваясь на моих плечах. Одно нелов-кое движение и он кубарем падает на пол.
- Ламбо! – кидаюсь к нему, уже готовясь, что придется его утешать. Но мальчик не плачет, он подскакивает и бежит в сад, периодически поворачиваясь и показывая И-пин язык. Девочка кидается следом.
- И что это было? – потирая ноющие волосы, спрашиваю я.
- Они играют в войнушку, - видимо, услышав мой вопрос, отвечает с кухни мама.
Войнушка, да? И откуда в этих детях столько энергии? Ведь только вчера мы разобрались с очередным врагом. Даже детям пришлось сражаться. А после того, как мы вернулись домой, упрашивали меня еще раз взять их с собой на «войнушку»…
Ложусь на пол и закрываю глаза. Я не знаю, что твориться в их головах. Может, и вчерашняя битва для них была как эта игра? Понимают ли они, что участвуют в настоящих сражениях, результатом которых служат не ободранные коленки и синяки, а смерть и разрушение?
Или они понимают? Поэтому и пытаются перевести весь этот бред, что сваливается на их головы, в незатейливую игру, в которой ты умираешь только понарошку. Так проще воспринимать реальность пятилетним детям, ведь так?
- Цуна, иди к нам! – кричит Ламбо и весело машет мне.
- Да! – отвечаю я и, подбегая к нему, хватаю на руки. Сыграем в войнушку, а не в войну.

Хлыст проноситься совсем близко от твоего лица. Отросшие черные волосы, повинуясь по-токам воздуха, небрежно движутся в неестественных для себя направлениях, скрывая от меня твою дерзкую ухмылку. Тебе это нравиться. Тебе давно это нравиться.
Нравиться доказывать мне, что ты великолепен. Ведь я уже доказал тебе, что сильнее. И ты это признал, скрепя зубами. Признал, что слабак, которому есть что защищать, может быть опаснее самого сильного человека на свете.
Еще один удар блокирован твоими тонфи. Ты просто намотал хлыст на свое оружие, тем самым не позволяя мне дальше использовать его. Еще более дерзкая усмешка сменяется быстрым ударом ноги в мой живот. Да, больно. Но это заводит. Вкус настоящей битвы, в которую превратилась тренировка, заводит.
Ромарио что-то мне кричит, но я уже не слышу. Кидаюсь на тебя, словно обезумевший. Резкие, точные удары. Хе, ты блокируешь, но половина попала точно в цель. Хлыст уже не нужен. Мы уже как дикие звери сцепились врукопашную.
Если в природе существует прибор, позволяющий измерять количество высвобожденной энергии в драке, то с нами он бы по – любому зашкалил бы. Нас уже не остановить. Не останавливает даже боль от нанесенных синяков и ран. Я был уверен, что сломал тебе ребро, но ты даже виду не подал. Да, мальчик, это и называется кураж.
Настоящий кураж от твоей силы, бьющей в тебе ключом.
Силы, которую ты можешь показать только на поле боя. Или здесь, со мной. На этой игре.
Солнце медленно заходит за горизонт, и усталость все же берет свое. Стоим, смотрим друг на друга, тяжело дышим, и ждем, кто же первый броситься в атаку.
- На сегодня хватит, - вспоминаю, наконец, что я твой наставник. Ты лишь еще раз усмеха-ешься и поворачиваешься ко мне спиной, в намеренье покинуть крышу.
- Тренировка завтра в то же время, - кричу вдогонку.
- Это не тренировка, это игра, - тихо отвечаешь ты и закрываешь дверь за собой. А я… Я бессильно сажусь и потягиваюсь. Для тебя это все – просто игра. Но я то знаю.
Тренировка, забава, игра… Я знаю, что для нас эти движения – отточенный танец, позво-ляющий доказать сопернику, миру, себе наше превосходство. Раны, полученные здесь, только условно называются ненастоящими. Но они болят также. Болят порой сильнее и унизительней, чем заработанные на поле боя.
Это не простая игра. Это игра на выживание… Нет, это игра ради выживания.

Пальцы бегают по клавиатуре, набирая мои мысли, перенося их в реальный мир. Ты просто лежишь рядом, рассказывая про свою очередную кавайную девушку, которая как всегда оказалась девственницей. Не знаю, пофигу мне на это или нет, но особой проблемы я в этом не вижу.
- Сестренка, ты вообще меня слушаешь? – в меня прилетает подаренным тобой же на мое день рождение круглым желтым странным хомяком.
- Да, старший, я тебя слушаю, - пальцы ставят точку в конце написанного предложения о сексуальной неудовлетворенности одного из моих обожаемых 2D персонажей.
- Опять фанфики? – наклоняешься к монитору ноутбука и читаешь первую строчку, - Я тебе уже говорил, начни писать по – настоящему. Ты сейчас просто тратишь свои идеи и навыки.
- Я тебе уже говорила – это тренировка. Когда научусь держать сюжетную линию, тогда по-думаю и о своем рассказе, - наконец, смотрю на него.
- И о чем сейчас?
- Уверен, что хочешь это знать? – усмехаюсь.
- Не-а! – смеешься и вытаскиваешь из под моей головы большого розового медведя, слу-жившего мне подушкой.
- Верни Бублика! – возмущаюсь я.
- Не-а, Это не Бублик, а моя Мока-чан!
- Вообще-то, это мой медведь!
- Вообще-то, ты моя сестра!
- Не вижу связи.
- Ее и нет!
Заливаемся звонким смехом, параллельно дерясь за мишку всеми подручными средствами, включая даже желтого хомяка.
- Что делаем с косплеем? – спрашиваешь ты, когда драка заканчивается.
- У нас диплом, забыл? А у младших сессия.
- И что, сделаем после.
- Ты в армию, а я на железку, отрабатывать договор. Если мы, конечно, успеем до июля, тогда почему бы и нет. Будет наша последняя «игра», - долго молчу, - Знаешь, у меня такое ощущение, что в определенный день мы с тобой просто обязаны будем повзрослеть и забыть о своем детстве, о аниме и косплеях, вечеринках и остальной фигне.
- Дура, - бьешь меня по голове хомяком, - Кто тебе это сказал.
- Реальность, - закрываю и откладываю в сторону ноутбук, фанф закончен, - На уже не два-дцать. Скоро нас поглотит пучина бытовухи, обязанностей и правил. И от этого грустно.
- Все равно, дура! – смеешься ты, - Просто забудь об этом, хотя бы на время и насладись возможностью. Пока нам еще можно. Пока нам еще разрешено играть.

@темы: Аниме, KHR, Вария, Вонгола, Дино/Хибари, Занзас/Скуалло, Мои творения, Мукуро/Хром, Мысли, Послания, Тцуна, Фанфикш, Экшн, Эмоции, Ямамото/Гокудера

URL
   

Дневники Разговоры с тенью

главная